Образование на выборах

Выборы у многих ассоциируются со школой, т.к. многие избирательные участки размещены в школах. В результате до и после выборов страдает образовательный процесс: подготовка к выборам приводит к вытеснению учеников и учителей накануне вечером, санобработка после выборов исключает из учебного процесса понедельник. 

Однако на этот раз в обсуждениях прошедших выборов система образования заняла совсем некрасивое место. Наиболее бурно обсуждение проходило в социальных сетях Интернет, т.к. официальные СМИ обходили протестные события молчанием вплоть до невиданного митинга на Болотной площади 10 декабря.

  1. Образовательные учреждения оказались втянуты в скандалы с предвыборной агитацией, хотя по закону политическая деятельность не должна их затрагивать.

  2. В ряде избирательных комиссий в нечистоплотной позиции фальсификаторов упоминаются учителя и директора школ. Совершенно очевидно, что не они сами выбрали себе такие роли, но вопросы «о добром и вечном» в их исполнении встают в полный рост. В то же время, сотрудники школ далеко не всегда принимают участие в работе комиссии – школа просто предоставляет помещение для избирательной комиссии.

  3. Появились свидетельства, что в деятельности «каруселей» принимали участие студенты. В совокупности с известными скандалами о сдаче студентами ЕГЭ вместо школьников, это не воспринимается как нечто неординарное, но вызывает сомнения в ценностных установках «образовательной среды».

  4. Еще большее сомнение вызывает политическая убежденность участников молодежных движений в поддержку «Единой России». Опубликованные в сети ролики с ответами на простые вопросы привезенных в Москву представителей вызвали ощущение банальной ориентации на внешние блага. Как минимум, благом для ребят из провинции мог быть шанс бесплатно попасть в Москву. А к жизни в спартанских условиях нашим людям не привыкать.

  5. Заметное место в послевыборные дни заняли сообщения о принудительном или обманном привлечении к митингам на стороне «Единой России» школьников и студентов. 

    Наиболее яркие отклики в социальных сетях получили ролики, записанные самими участниками на этих мероприятиях и опубликованные на youtube. Они рассказывают, что не разделяют восторгов по поводу результатов выборов и что сами голосовали за другие партии. Проходила информация, что студентов везли на митинг, посвященный битве под Москвой, а они оказывались на митинге в поддержку ЕР. 

    Очевидное нарушение законов об образовании и прав учащихся стали еще одним «черным шаром» в адрес правящей партии. Однако руководители упомянутых образовательных учреждений опровергли опубликованные сведения о снятии учащихся с занятий и о принудительной доставке их на митинги. Тем не менее, любой работник школы понимает, что без внешних инструкций директор школы учеников на такие мероприятия не повезет. 

    8 декабря Департамент образования города Москвы издал распоряжение о строгом соблюдении условий ведения учебного процесса и законодательства об образовании, категорически открестился от вопросов и, тем более, обвинений в привлечении учащихся на митинги (pdf). А позже стало известно, что директор упомянутой в прессе школы уволился. Игорь Реморенко в twitter-переписке порекомендовал руководителям образовательных учреждений в случае передачи любых указаний по телефону требовать письменных распоряжений. В случае неправомочных распоряжений: «Жалобы оформляйте письменно. Контакты министерства: mon.gov.ru/obr/kont/».

  6. В социальных сетях появилась информация об угрозах студентам, которые примут участие в митингах протеста, и лицам призывного возраста, которые окажутся задержанными во время митингов. Пока они, к счастью, не подтвердились, но обстановку ожидания незаконных преследований нагнетают.

  7. Неоднозначную дискуссию породило распоряжение Департамента образования города Москвы о проведении в субботу, в день митинга, обязательных мероприятий для старшеклассников и колледжей.

    Понятно желание оградить молодых и непредсказуемых юношей и девушек от рискованных массовых митингов. Однако традиционная командно-распорядительная форма без очевидных ссылок на истинные причины вызвала крайне негативную реакцию. Это является очевидным продолжением традиционной субъект-объектной формы общения учителя с учеником, которая давно и очевидно себя исчерпала.

Не знаю, как молодым, но для заставших советское время ничего нового в этом нет. Все до боли знакомо. И эта знакомая боль не в пользу властной «вертикали»: ни всей управленческой в целом, ни образовательной составляющей, в частности. Всем все понятно. Именно поэтому я считаю, что пока образовательное учреждение не станет самодостаточным и неприкасаемым, все так и останется. Когда в школе будут работать самостоятельные, уверенные в себе свободные люди, тогда их статус и влияние на общество будут заметно более значимы. Сегодня школа находится в жесткой зависимости от правил игры, задаваемых извне. Прежде всего, от ресурсов. Даже переход на автономные формы не обеспечивает школе полной независимости.

Да, много в школе людей инфантильных, которые не способны к самостоятельности. Но пока эти качества не потребуются, школа так и будет оставаться оазисом инфантилизма. Те школы, где директор занимает активную самостоятельную позицию, такие события не происходят. Впрочем, инфантилизм – это хроническая болезнь советского прошлого. Многие чиновники именно из-за этой болезни позволяют себе так грубо «рулить», опираясь на распространненность ее и у подчиненных.

11.12.2011

Comments